Разместить информацию

Преступления против экономической деятельности. Адвокаты в Германии по уголовным делам

На сайте в интернете имеется следующая официальная информация: «За границей работают 6,5 млн. граждан Украины, это на 2,5 млн. больше, чем было пять лет назад. Главная причина, по которой украинцы едут на заработки, — неблагоприятная экономическая ситуация дома». Или ещё: «Полиция Гамбурга задержала четырех воров-гастролеров, приурочивших свою поездку в Германию к Чемпионату мира по футболу. Три гражданина Перу и один кубинец решили воспользоваться наплывом туристов и отправились в турне по городам Германии. Кражи "гастролеры" совершали в крупных аэропортах. Как показал один из пострадавших, банда выкладывала на пол в зале прилета несколько денежных купюр, после чего один из воров заговаривал с одним из прибывших пассажиров. В это время его сообщники уводили из-под носа доверчивого туриста сумки и чемоданы. "Гастроли" банды завершились в Гамбурге, после того как двум ее жертвам удалось проследить за ворами и записать номер их автомобиля». А это уже может показаться занимательным: «В дом бывшего министра иностранных дел Германии Ганса-Дитриха Геншера залезли воры. Вместе с ценностями украден и исторический артефакт, который можно причислить к символам объединения страны. Наряду с украшениями супруги Геншера Барбары пропала и перьевая ручка, та самая, которой Ганс-Дитрих Геншер (Hans-Dietrich Genscher) подписал договор о суверенитете, ставший результатом знаменитых переговоров в формате "два плюс четыре". После падения Берлинской стены договор стал предпосылкой для подписания документов об объединении».

Дальнейшее наше повествование о судьбе вора-гастролёра из Украины, который волей случая стал клиентом нашей адвокатской канцелярии (фамилию клиента по известным причинам не называем, однако, не можем удержаться, чтобы не сказать, что его фамилия совпадает с фамилией одного из героев известного актёра Леонида Куравлёва в не менее известном фильме). Наша адвокатская канцелярия работает в Германии уже не первый год. Благодаря рекламе в газетах, на сайте в интернете, к нам обращаются не только жители Германии, но и граждане из стран СНГ.

В один из дней рано утром раздался звонок. Звонила женщина из Украины. Она слёзно просила помочь её мужу, который задержан полицией в Тюрингии (область (земля) в Германии). Подробностей она не знала, а потому не могла сообщить ничего существенного – назвала только день недели, дату и приблизительно место, когда и где произошло задержание. Мы понимали, что если человек в Германии взят под стражу, то ему грозит довольно суровое наказание в виде лишения свободы на длительное время. В одной из статей мы уже указывали на степени подозрения, существующие в уголовном кодексе Германии. Уголовный процесс Германии предполагает 3 стадии подозрения:

1. Aufangsverdacht – первоначальное подозрение, которое предполагает наличие у следственных органов оснований для возбуждения уголовного дела;

2. hinreichender Verdacht – достаточное подозрение – предполагает наличие у правоохранительных органов (прокуратуры) достаточных оснований для передачи обвинительного заключения в суд;

3. dringender Verdacht – прямое (скажем так, сильное) подозрение в совершении лицом преступления – предполагает наличие у прокуратуры совокупности фактов, дающих ей основания, исходя из практической доказанности вины, для взятия лица под стражу. Кроме того, основаниями взятия подозреваемого (обвиняемого) под стражу, является следующие предпосылки: если лицо скрывает (уничтожает) улики (следы) совершённого преступления, оказывает давление на свидетелей, находится «в бегах» или есть опасность, что он скроется от следствия. При наличии достаточных обоснований указанных предпосылок, суд может вынести решение о взятии обвиняемого (подозреваемого) под стражу.

Мы обсудили с женщиной формальности, установленные законодательством для получения возможности представления интересов клиента и обращения в прокуратуру за получением разрешения на встречу с клиентом и в тот же день направили запрос в прокуратуру. Разрешение было получено и уже на следующий день адвокат выехал на встречу с клиентом. Следует отметить, что, в случае, если обвиняемому предъявлено обвинение по статьям УК Германии, наказание по которым предусматривает лишение свободы, он имеет право на оплату услуг адвоката за счёт государства. Кроме того, если обвиняемый и адвокат русскоговорящие (соотечественники), им легче понять друг друга. Здесь роль играют не только общение на родном для обоих языке, но и знание менталитета клиента, той атмосферы, в которой он привык жить и общаться. Адвокату проще понять клиента, его мысли, его поведение, проще достигнуть взаимопонимания и доверительных отношений, а потому проще трезво оценить ситуацию и выработать оптимальный план действий.

В беседе с клиентом адвокат выяснил, что тот был взят, что называется, «по горячим следам», практически на месте преступления. Он обвинялся в совершении краж с отягчающими обстоятельствами по 5 эпизодам, за которые ему грозило наказание в виде лишения свободы сроком от 1 года до 10 лет. Клиент сообщил адвокату, что по одному эпизоду (последнему) он уже дал признательские показания, по другим эпизодам – ещё нет. Он был убеждён, что ещё по 2 -3 кражам полиция сможет найти доказательства, т.к. он, кажется, там «наследил». В остальных же эпизодах клиент был уверен, что он следов не оставлял, и полиции нечего будет ему предъявить. На что адвокат указал, что здесь надеяться на нерасторопность полиции и на то, что это сойдёт ему с рук, не стоит. Необходимо было запросить материалы дела и тщательно ознакомиться с ними. Клиент подписал доверенность для адвоката, и они условились о следующей встрече. Адвокат запросил в прокуратуре материалы дела. Как оказалось, дело было довольно объёмным – 3 толстых орднера, которые по объёму составляли листов 700. Но расследование «гастрольных выступлений» нашего клиента продолжалось, а потому материалы дела были далеко не полными.

Из полученных актов следовало, что в районе, где «действовал» наш клиент, за последние годы участились кражи со взломом и проникновением в жилые помещения, садовые домики, предприятия. Изымались золотые вещи, деньги, инструменты хорошего качества, часы, видеотехника, компьютеры, телефоны и многое другое. Полицией уже были раскрыты многие преступления, взята орудовавшая там банда. Но в результате расследования было выяснено, что эта банда была причастна не ко всем совершённым преступлениям. Было понятно, что кражи совершает ещё кто-то, не входящий в состав банды. Следствие продолжалось, все полученные результаты вносились в базу данных, анализировались. Но наш клиент был нетерпелив. Он потребовал от адвоката новой встречи, на которой заявил, что, по его мнению, кража – это не то преступление, за которое его могут содержать под стражей – окончания следствия он может ожидать и на свободе. Адвокат пояснил, что в капиталистическом государстве право частной собственности священно (как библия) и посягательство на него карается сурово. Кроме того, у адвоката не было уверенности, что полиция, ничего, что называется, не «накопает», по его прежним кражам, которые не были раскрыты (а наезжал наш клиент в Германию со своими «гастролями» уже ни один и ни два раза, и этот промысел был для него чуть ли ни основным источником существования). Об этом он намекал адвокату в беседах, но полностью не раскрывался и окончательно не признавался, чем, конечно же, осложнял работу своего защитника, не давал ему возможности прогнозировать исход дела и строить свою защиту. Тем более, что, в соответствии с законодательством, прокурор не может передать дело в суд до окончания следствия, а это означает, что адвокат не сможет до окончания следствия ознакомиться со всеми материалами дела, не может вести переговоры с судом. Из имеющихся материалов дела было видно, что надежда на вынесение наказания в виде условного осуждения уменьшается обратно пропорционально устанавливаемым полицией эпизодам, в которых был замешан наш клиент.

Адвокат держал ход расследования на контроле: связывался с прокурором – выяснял, как продвигается следствие, когда будут представлены все материалы дела, когда будет выноситься обвинительное заключение. Наконец, в июле месяце следствие было завершено, прокуратурой было вынесено обвинительное заключение, и адвокат получил возможность ознакомиться со всеми материалами дела и заключениями экспертизы. Опасения его подтвердились – обвинение было вынесено по 10 эпизодам, подразумевалось участие клиента ещё приблизительно в 60. Основным источником доказательств было заключение DNA-анализа (системы маркеров, позволяющей идентифицировать преступника). По материалам дела было видно, что наш клиент совершал преступления, начиная с 2009 года. Он проникал в квартиры, дома, садовые домики, на предприятия. В местах преступления криминальной полицией были обнаружены оставленные обвиняемым улики – в одном месте он забыл фонарик, в другом перчатки, в третьем – недопитую бутылку из-под воды. И на всём этом были обнаружены молекулярные следы его потовых желёз, слюны и т.д.. При наличии такой доказательной базы довольно сложно опровергнуть результаты экспертиз или вызвать сомнения в недостаточности проведённого расследования. Кроме того, клиент в местах совершения преступления пользовался мобильным телефоном, взятым в доме (квартире), полагая, что замена сим-карты позволит полностью скрыть его нахождение на месте преступления (но это далеко не так). В гостинице, где клиент проживал во время его задержания, было обнаружено много вещей, которые входили в перечень похищенных. Ему вменялось либо совершение кражи этих вещей, либо скупка краденного. Теперь адвокат полностью видел опасность положения клиента – шансов для получения наказания в виде условного осуждения практически не было; о полном освобождении речь не могла идти вообще. И всё же адвокат начал вести переговоры с судом, пытаясь «прозондировать почву» и выяснить, насколько суд видит возможность применения к клиенту условного осуждения, однако, результаты переговоров были не утешительными. Дело в том, что практика судов в земле Тюрингия отличается от практики судов в других землях Германии более жёстким наказанием за совершённые против частной собственности преступления. Полученная информация было подробно обсуждена с клиентом.

Суд назначил предварительное судебное заседание с целью нахождения компромисса. За неделю до судебного заседания адвокат предпринял попытку созвониться с прокурором и побеседовать с ним. Прокурор был настроен весьма консервативно, указав, что он стоит на защите немецких граждан, которые в результате совершённых преступлений понесли не только материальный ущерб, но и значительно пострадали морально. При этом он указал рамки назначения наказания для обвиняемого – от 3 до 4 лет лишения свободы, т.е. реального отбывания наказания. На все доводы адвоката о возможности снижения этого срока прокурор остался непреклонен. Адвокат поставил в известность клиента о состоявшейся встрече, постаравшись успокоить его, что решение прокурора - это ещё не приговор суда. Адвокат исходил из своего опыта о том, что суд будет склоняться к наказанию в виде заключения под стражу на срок не более 2,5 лет (в самом худшем случае – 3 года). Это предусматривало тоже реальное отбывание наказания, т.е. нахождение в тюрьме, но срок был меньше.

Во время судебного заседания было зачитано обвинительное заключение, а затем суд объявил перерыв для обсуждения правовой стороны между судом, обвинением и защитой. В таких случаях суд, прокурор и защитник уединяются в закрытом помещении и проводят, как говорится, не для протокола, беседу, откровенно высказывая свои мнения, умозаключения, предположительные факты, устанавливают рамки, в которых стороны готовы идти навстречу друг другу. В ходе такой беседы адвокат указал на слабые стороны обвинения по 4-5 эпизодам, высказал своё мнение о возможности применения условного наказания. Прокурор возражал категорически. Суд указал, что в этой земле Германии условное наказание не применяется. Была достигнута договорённость о том, что в случае дачи обвиняемым чистосердечного признания, наказание будет установлено в пределах от 2,5 до 3 лет. При этом, показания обвиняемого должны соответствовать материалам дела и не противоречить установленным фактам. Если в ходе судебного заседания прокурор укажет на дополнительные эпизоды, не включенные в материалы дела, наказание обвиняемому ужесточаться не будет. Кроме того, по ходатайству адвоката дело было закрыто по 3 эпизодам из 10. Прокурор в свою очередь заверил, что он не будет настаивать на рассмотрении 60 эпизодов, к которым, по мнению криминальной полиции, причастен наш клиент, из-за недостаточности представленных улик. Это заверение для адвоката было очень важно – он мог быть уверены, что клиент во время отбывания наказания не получит новое обвинение по незавершённым делам. С другой стороны, если компромисс между сторонами достигнут не будет, наказание может быть более суровым, так как очень велики затраты государства на расследование дела.

После проведённого обсуждения суд предоставил адвокату один час на общение с клиентом. Адвокат должен был подробно изложить клиенту позицию суда и обвинения и убедить пойти на компромисс. Клиент был согласен. Остальное – дело формальностей. Клиент дал признательские показания в общих чертах. Прокуратура и защита высказали своё заключительное мнение. Адвокат в заключительном слове указал на то, что его клиент ранее не был судим, имеет на иждивении жену, двоих детей и больную мать, преступления совершал не в целях наживы, а для того, чтобы преодолеть черту бедности и прокормить свою семью. Адвокат подал заявление о вынесении наказания своему клиенту в виде лишения свободы сроком 2 года и 6 месяцев. Суд удалился для вынесения приговора и затем огласил приговор. Процесс был завершён – клиент был приговорён к 2 годам и 6 месяцем лишения свободы. В неформальной беседе также было оговорено, что обвиняемый, как иностранец, после отбытия половины срока может ходатайствовать (при примерном поведении) об условно-досрочном освобождении с депортацией его в страну проживания.

Читатель может задать вполне резонный вопрос – зачем описывать все формальности дела с такой подробностью. Ответим: на момент вынесения приговора клиент ещё не осознавал, какую помощь оказал ему адвокат. Осознание этого пришло к нему позже, когда его сокамерники популярно разъяснили ему, какой срок за свои «гастроли» он вполне реально мог получить, а благодаря работе и профессионализму адвоката, он получил минимальный срок и вполне возможно, что через 1 год и 3 месяца он будет на свободе, да ещё за счёт государства доставлен на свою родину к своей семье. Всё теперь будет зависеть от него самого.

Все права защищены. При копировании и републикации статьи ссылка на первоисточник обязательна.

Автор статьи:

Адвокатская канцелярия Йоханнес Энгельманн

Юридические услуги в Германии. Русскоговорящие адвокаты

+49-030-31016755, +49-030-31019625, +49-030-31013310, +49-030-31016889
10625 Германия Берлин, Шиллерштрассе 4-5
Понедельник-Пятница, с 9.00 до 18.00
sandleroleg
Контактное лицо
Написать письмо Сохранить контакт Сообщить об ошибке